Уфимец рассказал свою историю, чтобы убедить других – необходимо сделать все возможное, чтобы уберечь родных и близких от COVID-19

Уфимец Михаил на своей странице в социальной сети поделился историей о том, как в результате тяжелой болезни скончалась его мама.

Мужчина посчитал нужным поделится горем для того, чтобы другие люид со всей серьезностью приняли все необходимые меры по защите близких и значимых людей от коронавируса. Как выразился сам Михаил, чтобы «поняли, каково это – умирать от ковида в городе Уфа».

По словам Михаила, все начало 16 октября, когда мама позвонила ему и рассказала, как пришла с работы и неважно себя чувствует, и появилась температура, что для нее несвойственно. К тому моменту они не виделись больше двух месяцев – мужчина не решался навестить маму, боясь заразить после того, как сам недавно переболел коронавирусом.

На следующий день мама вызвала домой врача из поликлиники, который назначил ей лечение. В тот день парень навестил ее, чтобы передать лекарства.

– Врач выписывает Нобазит, Витамины C и D, Аскорутин, Парацетамол. Не во всех аптеках есть сразу все – набираю комплект по разным. Все сразу привожу и передаю ей через окно, обработав пакет антисептиком, – вспоминает Михаил тот день. На следующий день мама продолжала температурить, они общались через окно.

На второй день после визита врача Михаил связывается с главврачем поликлиники, требует назначить более эффективное лечение, сделать компьютерную томографию (КТ), госпитализировать.

– Отвечают, что решение о госпитализации принимает лечащий врач и для это нужно согласовывать с центром медицины катастроф, чтобы сатурация была низкая, было заключение КТ на руках, затрудненное дыхание и что-то еще, – делится воспоминаниями Михаил.

В тот же день он отвозит маму на КТ, по результатам которого оказалось, что у нее 36-процентное поражение легких. Лечащий врач говорит, что сможет навестить пациентку лишь на следующий день.

Михаил вызывает для мамы скорую помощь, медики которой измерили ей сатурацию, давление и температуру. Как оказалось, сатурация крови была в пределах нормы – 96%, давление тоже нормальное, температура 37 градусов. Врач скорой, женщина, говорит, что с такими показателями не госпитализируют, но Михаил настаивает на том, чтобы маму отвезли в больницу.

– Она звонит старшему и говорит, что в больницу увезут, но нет гарантии, что маму там примут. Еду за скорой. Едем в 18 больницу со сложившейся плохой репутацией, но выбора нет. В больнице врач ее принимает, делают ЭКГ и ПЦР тест. Соглашаются госпитализировать. С этого момента связь только по телефону – это «красный блок», туда не пускают, – вспоминает Михаил.

Все необходимое больным – еду, напитки и прочее – в больнице передают в подписанных пакетах через окно приемного отделения. Информацию по больным не дают. Висит лист с номерами телефонов, но по ним либо не отвечают на звонки, либо там занято.

Следующие три дня Михаил общается с мамой лишь по телефону, узнает, что ее перевели в палату с подачей кислорода для повышения сатурации. Она дышит через маску. Вскоре она уже не может подолгу разговаривать по телефону из-за слабости, перестает заходить в WhatsApp. Врачи убеждают Михаила, что пациентке ничего не нужно – у них все есть, лекарства и лечение она получает, дорогостоящие препараты не нужны.

На четвертый день пребывания в больнице, 24 октября, Михаил снова поговорил с мамой. В тот же день ей назначили КТ на 25 число, но сделать его было уже не суждено – ночью женщину переводят в реанимацию.

В последующие дни Михаил периодически связывается с врачами реанимации, пытается добиться от них каких-то ответов – назначили ли его маме переливание антиковидной плазмы, но каждую смену приходят новые врачи, и почти ничего не знают о происходящем. Как выяснилось, переливание плазмы назначают по коллегиальному решению врачей и в случае необходимости доставляют со станции переливания крови. Врачи просят Михаила не названивать им.

30 октября ему удается получить информацию о том, что результат теста на коронавирус, который делали еще 21 числа, пришел спустя пять дней, 26 октября, и он положительный.

На следующий день Михаил дозванивается до станции переливания крови. Как оказалось, у них была заявка на переливание плазмы на имя его мамы. На станции объяснили, что с плазмой для группы крови его мамы проблемы и ее не хватает на всех. Те, кто сдают кровь, делают это адресно, для конкретного пациента. Михаил через соцсети просит всех друзей и близких сдать кровь для его мамы.

На следующий день, 1 ноября, маме Михаила делают первое переливание плазмы. Врачи говорят, что все прошло нормально, организм ее принял, ухудшений нет, но состояние все также тяжелое.

– Узнаю, что сделали трахеостомию и мама в сознании, реагирует и идет на контакт. Также узнал, что она сидела сама и пила из специальной бутылочки – это со страхом сглазить вселило надежду на хотя бы какую-нибудь положительную динамику, – рассказывает Михаил.

Но надежда оказалось тщетной – 2 ноября, в 4:20 ему позвонили из реанимации и сообщили, что его мамы больше нет.

– Первый раз входящий звонок из реанимации. «Ваша мама умерла, вы будете делать вскрытие или нет? Если нет – заберет завтра из морга, если да, то дней через 5-7». Диагноз: а) Острая респираторная недостаточность, б) Другие бактериальные пневмонии. Про COVID-19 ни слова. Статистика не испорчена. Но мне это уже не важно. Ей было 62. Мне было сложно написать этот текст, и я не хочу, чтобы меня жалели – мне хватает поддержки. Но если вы проникнетесь ужасом трагедии и предпримите все, что от вас зависит для предотвращения, значит, не зря, – делится горем Михаил.

Напомним, ранее мы публиковали похожу историю о том, как в ковид-госпитале Уфы умерла учительница. Ее племянница рассказала, почему она не удовлетворена качеством лечения. Но и в больницах, в свою очередь, заверили, что медики уже падают с ног от усталости и делают все, что могут.

Между тем, статистика распространения коронавируса в Башкирии остается высокой. За минувшие сутки положительный результат теста ПЦР получили 105 пациентов, общее число заболевших с начала пандемии выросло до 11758 случаев. Число умерших увеличилось на 1 и составляет 62 человека.

Читайте также

– «Ковид как он есть». Как в уфимском госпитале умирала учительница из Башкирии
– «Учитель от бога». В ковид-госпитале в Зубово скончалась преподаватель 21-го лицея Уфы

Все материалы автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *